Среда, 26.07.2017, 05:48

Приветствую Вас Гость | RSS
Спиридон


Волгоградская область
Кумылженский район

станица Букановская

неофициальный сайт




ГлавнаяРегистрацияВход
Форма входа

Меню

Поиск

Интернет-приёмная

Интернет-приёмная
для обращений граждан
к администрации Букановского поселения Кумылженского района Волгоградской области

Акция


Эл. регистратура


Погода
Букановская

Поддержи нас
:-)

Фазы луны






Главная » Статьи » Публикации

2.02.1943 исполняется 69 лет ПОБЕДЕ в Сталинградской битве
Подвиг Защитников Сталинграда известен всему миру. Подвиг героев. Подвиг граждан великой страны. Город, разрушенный до основания не сдался... Нельзя было сдаться... Но война страшнее всего выглядела в детских глазах.



Воспоминания...
«Из своего подземного убежища мы выбежали наружу, — вспоминает Гурий Хватков, ему было 13 лет. – Наш дом сгорел. Многие дома по обе стороны улицы тоже были охвачены пожаром. Отец и мама схватили нас с сестренкой за руки. Нет слов описать, какой мы испытывали ужас. Вокруг все пылало, трещало, взрывалось, мы бежали по огненному коридору к Волге, которую из-за дыма не было видно, хотя она была совсем близко. Вокруг были слышны крики обезумевших от ужаса людей. На узкой кромке берега скопилось много народа. Раненые лежали на земле вместе с мертвыми. Наверху, на железнодорожных путях взрывались вагоны с боеприпасами. Над нашими головами летели железнодорожные колеса, горящие обломки. По Волге двигались горящие потоки нефти. Казалось, что горит река… Мы бежали вниз по Волге. Вдруг увидели небольшой буксирный пароход. Едва мы поднялись по трапу, как пароход отошел. Оглянувшись, я увидел сплошную стену горящего города».



Галина рассказывает о том, как они выживали, находясь в оккупации. «От голода кожа у нас с сестрой заживо гнила, ноги распухли. По ночам мама выползала из нашего подземного убежища, добиралась до помойной ямы, куда немцы сбрасывали очистки, огрызки, кишки…»
Когда после перенесенных страданий девочку впервые искупали, то увидели в ее волосах седину. Так с пяти лет она с седой прядью и ходила.



В нашем подвале под деревянным домом укрывались трое женщин и восемь детей. Выходили из подвала за кашей или водой только старшие дети, которым было по 10-12 лет: женщин могли принять за разведчиц. Однажды в овраг, где стояли солдатские кухни, поползла и я.
Пережидала обстрелы в воронках, пока добралась до места. Навстречу мне шли бойцы с ручными пулеметами, коробками с патронами, катили орудия. По запаху я определила – за дверкой блиндажа находится кухня. Я топталась, не решаясь открыть дверь и попросить каши. Передо мной остановился офицер: «Откуда ты, девочка?» Услышав про наш подвал, он повел меня в свою землянку в откосе оврага. Поставил передо мной котелок с гороховым супом. «Зовут меня Павел Михайлович Корженко, — сказал капитан. – У меня сын Борис – твоего же возраста».
Ложка дрожала у меня в руке, пока я ела суп. Павел Михайлович смотрел на меня с такой добротой и состраданием, что душа моя, скованная страхом, обмякла и затрепетала от благодарности. Еще много раз я буду приходить к нему в землянку. Он не только кормил меня, но и говорил о своей семье, читал письма от сына. Случалось, рассказывал о подвигах бойцов дивизии. Мне он казался родным человеком. Когда я уходила, он всегда давал мне с собой брикеты каши для нашего подвала… Его сострадание на всю жизнь станет для меня нравственной опорой.
Тогда по-детски мне казалось, что война не может погубить такого доброго человека. Но после войны я узнала, что Павел Михайлович Корженко погиб на Украине при освобождении города Котовска…




...Дед все время что-то делал, то ботинки подбивал, то подшивал валенки, или в саду, где в снегу валялось множество незнакомых предметов, что-то разбирал, как выяснилось доставал из боеприпасов порох.
В ста метрах от нашей хаты жил сын деда с семьей. Сам он был на войне, а дома остались его жена и двое детей - Гена и Наташа.
Через наш хутор все время шли в сторону Сталинграда немецкие части, с машинами и другой техникой. Они часто останавливались на ночлег в нашей избе. Немцев сменяли итальянцы, итальянцев – мадьяры, а их – румыны. Иногда их набивалось так много, что с трудом можно было войти во двор. Но немцы никогда не заходили в хату, если там были румыны, брезгливо проходили дальше. Дед иногда пользовался этим и говорил пришедшим немцам: «Румын, румын».
Как-то немцы сразу не ушли, а жили у нас несколько дней и встречали Новый год. Поставили на стол маленькую искусственную елку, пили шнапс и пели песни. Нас угощали конфетами, подзывая «киндер, киндер». Оголтелые фашисты нам не попадались, все с кем нам пришлось сталкиваться были миролюбиво настроены к нам. Один немец даже обучал меня немецкому языку. Он говорил: «Заген зи. Ди тюр ауф махен, ди тюр цу махен».
Всех трудоспособных немцы гоняли на работу по ремонту дорог, в их числе была и моя мать. В управе в ее паспорт (советский) поставили штамп в виде орла со свастикой. За работу давали немного крупы.
Наконец, немцы стали двигаться в обратную сторону. Однажды рано утром к нам в окно постучали, дед вышел на улицу, я за ним. Там стояли два наших бойца в белых маскхалатах и с лыжами. Дед завел их в сарай, они стали расспрашивать, где комендатура, где охранение. На прощание сказали: «Ждите. Через несколько дней будем».
Действительно через три или четыре дня началась артподготовка, дед всех спрятал в погреб в сарае, ставни у дома закрыл. После этого появились наши солдаты. Немцы не оказали активного сопротивления и отступили. Во дворе появилась полевая кухня, и вместе с солдатами накормили и нас. Стало шумно, громкие разговоры, смех, где-то играла гармонь. Солдаты недолго находились в хуторе, они наступали.
После того, как у нас побывали наши разведчики, дед ночью взял меня и Генку для разбора ящиков с минами. Прямо напротив нашего дома находился штабель немецких противотанковых мин в деревянных ящиках. Мать пыталась возражать против того, чтобы я участвовал в этом мероприятии, боялась, что взорвемся. Но дед цыкнул на нее, и она замолчала. Дед топором разбивал ящики, а мы с Генкой относили рейки в сарай. Утром осталась только гора мин, наваленных, как голыши.
Наши солдаты бросили у нас во дворе сломанную машину ЗИС-5. Дед с неделю ходил вокруг нее в ожидании, не вернутся ли за ней. Но никого не было, и он срезал с нее скаты и всем нам подшил этой резиной валенки...



Категория: Публикации | Добавил: Soldat (29.01.2012)

Просмотров: 1324 | Рейтинг: 5.0/4

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Пожалуйста, не забывайте о том, что у каждой статьи есть законный правообладатель.

Мнение авторов публикаций не всегда отражает точку зрения администрации сайта.
Авторы публикаций несут ответственность за достоверность фактов.





                

Календарь

Опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 293

Друзья
  • "Мужская бижутерия"
  • Светодиодная продукция
  • Станица Гостагаевская


  • Статистика
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Яндекс цитирования

       Copyright АТАМАН © 2017  (2011/01/24)   Авторские права