Вторник, 16.07.2019, 07:58

Приветствую Вас Гость | RSS
Спиридон


Волгоградская область
Кумылженский район

станица Букановская

неофициальный сайт




ГлавнаяРегистрацияВход
Форма входа

Меню

Поиск

Интернет-приёмная

Интернет-приёмная
для обращений граждан
к администрации Букановского поселения Кумылженского района Волгоградской области

Акция


Эл. регистратура


Погода
Букановская

Поддержи нас
:-)

Фазы луны






Главная » Статьи » Публикации

Рассекречено дело прототипа Григория Мелехова.


Прототип Григория Мелехова Харлампий Ермаков
был расстрелян в 1927 году, незадолго до выхода первого тома "Тихого Дона".
Фото: Фото из музея УФСБ по Ростовской области

Тайна открытого финала
Шолохов оставил в своей книге открытый финал. Как сложилась дальнейшая судьба Григория, читателю остается только догадываться. И тому были веские причины. Параллельно сюжетным перипетиям романа в ОГПУ раскручивали дело Харлампия Ермакова.
Сдавая текст "Тихого Дона" в типографию, писатель не мог не знать, что точка в непростой жизни донского казака уже поставлена. Тогдашний чекистский руководитель Генрих Ягода без суда подписал Ермакову расстрельный приговор. И когда в начале 1928 года в журнале "Октябрь" началась публикация первых двух книг знаменитого романа, этот приговор уже полгода как был приведен в исполнение.
Наиболее активно Шолохов общался с Ермаковым между двумя его отсидками в тюрьме. В то время, когда писатель беседовал с Харлампием, чтобы как можно точнее узнать подробности гражданской войны на Дону, органы также кропотливо собирали материалы. Вокруг Ермакова крутились осведомители, и каждый его шаг получал свою интерпретацию в ОГПУ.
В поле зрения чекистов попал и сам Шолохов. Его письмо, в котором он назначал встречу с Ермаковым, чтобы получить "некоторые дополнительные сведения относительно эпохи 1919 года..., касающиеся мелочей восстания В.Донского", до адресата не дошло. Зато на долгие годы осело в особой папке ОГПУ.
- Сейчас уже не выяснить, был ли Шолохов в курсе, что его письмо фигурирует в деле как вещественное доказательство, - говорит сотрудник шолоховского музея-заповедника Алексей Кочетов. - Но об аресте и расстреле Ермакова он, конечно, знал. Возможно, именно это заставляло Шолохова долгие годы очень осторожно высказываться о прототипе Григория Мелехова. И лишь после того, как он стал знаменитым человеком и нобелевским лауреатом, писатель начал упоминать о Харлампии Ермакове, как о реальном прототипе своего героя.
Сабельный поход
Харлампий Ермаков был родом из хутора Ермаковского Вешенской станицы Области Войска Донского. Сейчас это хутор Антиповский. Его дед привез из турецкого похода жену-полонянку, которая родила сына Василия. И, как пишет Шолохов, "с той поры пошла турецкая кровь скрещиваться с казачьей. Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки..."
Харлампий прожил в Ермаковском первые два года, потом родители отдали его " в дети" - на воспитание в хутор Базки в семью бездетного казака Архипа Солдатова.
Алексей Кочетов попытался найти фотографию Солдатова и тех, кто еще помнит этого человека. Фото найти не удалось, но пожилая станичница рассказала, что помнит Архипа Герасимовича. "Ветряк у него был на бугре подальше от Дона, там, где меловые горы. Там всегда ветер. Богатыми они не были. Солдатов ходил в карпетках (вязаные крючком носки) и чириках, которые служили в обычные дни обувью. Сына приемного любил, как своего".
Из Базков Харлампий и ушел на царскую службу, участвовал и в первой мировой, и в гражданской войне. Около десяти лет провел в походах. По одним данным он был ранен восемь раз, по другим - 14. Едва подлечившись, снова оказывался на фронте. За отчаянную смелость он был удостоен четырёх георгиевских крестов, четырёх георгиевских медалей и личного наградного оружия. Казалось бы, память о героическом земляке должна была хранится в истории Дона, однако имя Ермакова очень долго замалчивалось. Харлапий, как и многие казаки, в поисках справедливости метался между белыми и красными. И те и другие не раз пытались с Ермаковым расправиться...



Один, который не стрелял
После революции Ермаков оказался в числе фронтовиков, примкнувших к частям председателя Донского ВРК Федора Подтёлкова. Однако его возмущали бессмысленные и жестокие расправы над казаками. Когда Подтелков учинил казнь над пленными станичниками, Харлампий покинул отряды красных и увел свою сотню за Дон. Так Ермаков оказался по другую сторону баррикад, и спустя какое-то время стал свидетелем казни самого Подтелкова. Но и на этот раз не дал ни одного своего казака в палачи.
Военно-полевой суд белых приговорил Харлампия к расстрелу, однако казаки не отступились от своего командира, пригрозили восстанием, и командование оставило Ермакова в покое. Во время знаменитого Вешенского бунта 1919 года Ермаков командовал полком, а затем и конной дивизией восставших. Потом с Донской армией отступил на Кубань. В Новороссийске, наблюдая, как под покровом темноты разгромленные части белых грузятся на пароходы, Ермаков решает еще раз развернуть свою судьбу. Он остался на пирсе и сдался войскам Буденного.
Спасло его то, что красные были наслышаны о его храбрости и нежелании участвовать в расстрелах. Ему доверили командовать эскадроном, потом полком. После разгрома Врангеля Буденный назначил его начальником кавалерийской школы в Майкопе. Вскорости Харлампий был демобилизован и вернулся в родной хутор.
За делом дело не стало
Отдохнуть Ермакову от войны не дали. Практически сразу же обвинили по знаменитой 58-ой статье УК РФ - контреволюционные действия , направленные к свержению, подрыву или ослаблению власти. В Ростовском исправдоме он отсидел больше двух лет. Летом 1924 года Харлампий вышел на волю, а еще через год его дело было прекращено, с формулировкой за "нецелесообразностью". Ермаков выстраивал свою защиту сам, причем делал это грамотно, что и помогло ему выйти на свободу. Хотя в графе "образование" писал - низшее.
А в 1927 году состоялся второй арест Ермакова. Снова оказавшись под следствием, Харлампий продолжает бороться за свою жизнь и свободу. При этом он не назвал имен людей, которые могли пострадать, упоминал только уже погибших товарищей или тех, кто оказался в эмиграции. Вот выдержка из его письменных объяснений. "Первое время при аресте я был спокоен, не придавая этому серьезного значения, так как не мог и подумать тогда, что меня - отдававшего несколько лет все свои силы и кровь на защиту революции - можно обвинить за несение пассивной службы в противных моему сердцу войсках.
Но когда ДОГПУ предъявило мне тяжелое и гнусное обвинение по 58 статье, как активно выступавшему против Сов. власти, я стал протестовать..." Обвинение Харлампию предъявили серьезное. В заключении, составленном старшим следователем Доноблсуда Стэклером, говорилось: "...Установлено: в 1919 году, в момент перехода Красной армии в наступление, когда перевес в борьбе клонился на сторону войск Советской России, в районе ст. Вешенской в тылу Красной армии вспыхнуло восстание, во главе которого стоял есаул Ермаков Харлампий Васильевич..."; "гр-н Ермаков является... командующим всеми белогвардейскими повстанческими силами ст. Вешенской и его окрестностей".
Говорящие страницы
В деле хранятся документы, свидетельствующие о том, как жители хутора Базки пытались защитить своего земляка. Вот, например, выдержка из протокола общего собрания: "Ермаков Харлампий организатором восстания не был и никаких подготовительных работ не вел". Под этим протоколом 90 подписей, среди которых есть и крестики неграмотных. Люди не побоялись выступить в защиту своего земляка. И таких документов в деле Ермакова несколько. В одном из них станичники ясно выражают свою волю: "Желаем его освобождения как человека напрасно заключенного".
Собрать доказательную базу для судебного преследования, а тем более выбить из Ермакова показания на кого-либо не удалось. И все же Харлампию был вынесен приговор. Как раз тогда ЦИК СССР утвердил Постановление Президиума от 26 мая 1927 года о внесудебном порядке рассмотрения дел. Именно оно и позволило следователям решить его судьбу. Записи о расследовании заканчиваются словами "Ермакова - расстрелять. Дело сдать в архив".
До сих пор считалось, что Ермаков был расстрелян в Миллерово, но недавно музейные работники получили другие сведения. Бывший агроном совхоза "Калининский" Николай Галицын рассказал, что он знал старого казака Алферова, который во время Верхне-Донского восстания 1919 года был писарем в отряде Харлампия Ермакова. Арестовали их обоих в 1927 году и повезли в Миллерово, где и приговорили к расстрелу. Но исполнение приговора задержали и отправили в тюрьму в Каменск. Алферов предлагал Ермакову убить конвойного и сбежать, но тот не соглашался. Он ждал ответа на ходатайство, которое вроде бы Шолохов послал Буденному с просьбой освободить их обоих.
Однажды ночью Ермакова вызвали и больше он в камеру не вернулся. Алферова отпустили.



Сергей Селиванов, кандидат исторических наук:
- Судьба литературного героя, его прототипа и самого писателя сплелись в единый тугой узел, разобраться в его хитросплетениях стало возможно только после того, как с дела Ермакова был снят гриф "секретно". И оказалось, что жизнь реального человека не менее трагична, чем история литературного персонажа.


Источник: http://www.rg.ru/2012/02/01/reg-ufo/harlampiy.html
Категория: Публикации | Добавил: АТАМАН (19.02.2012) | Автор: Марина Бровкина W

Просмотров: 5491 | Рейтинг: 5.0/6

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:

Пожалуйста, не забывайте о том, что у каждой статьи есть законный правообладатель.

Мнение авторов публикаций не всегда отражает точку зрения администрации сайта.
Авторы публикаций несут ответственность за достоверность фактов.



                

Календарь

Опрос
Кого Вы больше любите комаров или мошек?
Всего ответов: 95

Друзья
  • "Мужская бижутерия"
  • Светодиодная продукция
  • Станица Гостагаевская


  • Статистика
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Яндекс цитирования

       Copyright АТАМАН © 2019  (2011/01/24)   Авторские права